Ущелье исихастов. Афон

14
24 декабря 2014 в 15:12 4205 просмотров
Пещеры Симонопетра.

Это мой новый обзор об Афоне. Хоть поездка моя состоялась в последних числах сего мая 2014 года, но реальная возможность описать увиденное, представилась только сейчас. Огромное полчище мирских забот не давало возможности мало-мальски сконцентрироваться и сложить четкую хронологию событий. (Я вот сейчас пишу эти буковки, а плен мой меня как не отпускал, так и не отпускает. Что же, - буду описывать скупо).

Итак: День первый.

Из дневника:
15.о2.2о14. Андрей (Генов) впервые в этом году предложил мне снова посетить Святую Гору.
14.о3.2о14. Андрюша поставил перед фактом: Едем на Афон! Андрей Мацола* у же начал планировать наш отъезд.

Помню, было жутко неудобно, оттого, что, кто-то берет на себя расходы за мое пребывание заграницей. Но брату все-таки удалось, найти какие-то доводы, которые с узкоколейной дрезины переставили меня на более надежные рельсы.

Где-то в этих же числах марта, как только я принял для себя решение «Ехать!», я стал в своих молитвах взывать к Богородице: «пресвятая Владычица моя, Богородица, если Тебе будет угодно, чтобы я вновь посетил святой удел Твой, то помоги мне стать достойным дара сего. Помоги мне извлечь пользу для души моей, от посещения святого места сего». А так же с подобной просьбой я обращался и к Богу. Но к Богородице все же – чаще.
Несмотря на мои просьбы, я так и не сумел избавиться от рассеяния, которое во мне возросло на столько, что его впору было назвать равнодушием. Я даже Евангелие с трудом дочитал – с двадцатых чисел марта до двадцатых чисел мая, т.е. 2 месяца читал.
Однако, подспудно я в себе мысль имел такую, что не с проста это творится со мною, что есть, какая-то причина такому моему состоянию.

* Андрей Мацола – киевский предприниматель, ктитор монастыря Симонопетр (знаю, что Андрей помимо Симонопетра финансово поддерживает и другие монастыри и обители Святой Горы [я уж не говорю об украинских]), благотворитель (огромную помощь оказывает людям из малообеспеченных семей, особенно детям), и в конце концов – благодетель: помимо небесных, у меня их два – Андрей Мацола и Андрей Генов (родной брат мой, работает у А. Мацолы).

СИМОНОПЕТР

Величественный Симонопетр... Когда я ступил в его приделы, я почувствовал, что меня окружают уже давно знакомые, родные стены; что кругом родные люди... - монахи, которые меня даже не замечают; бегают себе, каждый со своим послушанием, с радостной молитвой на устах. А я иду... Я иду, туда, куда меня по памяти ведут ноги, в Архондарик. Светлоликие монахи здесь уже разлили традиционную ципуру и приготовили вкуснейший лукум... Всё! В сердце более не осталось ни следа от прежней жизни – вокруг есть только один святой организм – Святой Афон, под покровом Пресвятой Богородицы.


Спустя полчаса, как мы разместились по аккуратным комнаткам, за нами спустился* монах и повел нас в верхнюю часть скалы. Здесь нас встретил греческий монах-Ионикиас – лет 50-55-ти, который радушно нас принял – усадил на балконе за импровизированный столик, налил нам в «напёрстки» невероятно вкусного симонопетринского ликера, угостил цукатами, кофе и... И речь, которая поначалу испытывала смущение, полилась. Мы поделились мыслями о происходящем в мире. Нашли при этом абсолютное понимание по происходящему и сошлись на том, что точки зрения наши очень схожи между собой. Но самое интересно не это. Отец Ионикиас, по своему виду и манере держаться – интеллигент, однозначно. Таких монахов не бывает! И я бы возможно так и думал дальше, что интеллигентных монахов не бывает...

*Кельи монахов находятся на верхних этажах.

Рассказ интеллигентного монаха

Когда я стал его расспрашивать что да как, каким образом очутились на Святой Горе? Он мне коротко выдал свою историю. У меня – говорит – Ионикиас была с юношества заложена тяга к иной жизни. Как-то не сильно понимая природы своей тяги, я сопротивлялся ей. Даже повзрослев, я очень хотел уехать в Америку и жить там свободным человеком. А еще я хотел жениться – у меня была девушка, которую я любил. Но и мистическая тяга моя не ослабевала. И вот, настал тот день, когда я, спустя пять лет (будучи уже в США), стал прилично зарабатывать* и ощутил свою независимость. Оставалось увенчать свою победу женитьбой на той, которую любил.
И вот тут, я ощутил такую противоборствующую стихию, что внутри меня скоро камня на камне не осталось. Я, вдруг, трезво ощутил, что если я женюсь и продолжу свою успешную жизнь в Америке, то потеряю свой внутренний мир навсегда(!)...

Когда Ионикиас рассказывал о своих борениях, я по движению его мимических мышц догадывался, какой ценой далось ему это решение. Иначе как подвиг, я это не назову.
О.Ионикиас подвизается на Святой Горе уже около пятнадцати лет.

*О.Ионикиас по профессии инженер.

Игумен Елисаиос


Раздались шаги. В коридорчике, что ведет на балкон-террасу, появился монах-Исаия (китаец, по национальности), он попросил нас следовать за ним.

Очень приятный, улыбчивый, скромный человек усадил нас в удобные кресла и предложил нам кофе.
Речь полилась о чем-то, непонятном: о работе, о семье, об окружающих людях. Я тут же вспомнил о том мире, который недавно буквально стерся из моей памяти и где-то даже захандрил. Однако очень скоро я оценил такой крутой заход игумена. Как замечательный хирург, лекарь, он очень верно установил диагноз. Игумен Елисаиос зафиксировал наше внимание на том суетном – без чего никак не может обойтись мирская жизнь – и том балансе, которого мы – миряне должны придерживаться, чтобы сохранить своё христианское целомудрие. Не буду растекаться по древу, так как, многие здесь понимают суть христианского подвига. Только вот, очень мне понравился подход сановитого монаха: любя, он посрамил самонадеянного дуралея (это я о себе).

Киев. Игумен Елисаиос и мой брат Андрей (Андрюша, правда, спиной к нам)


Да и эт самое... Я иллюзий на свой счет не строю, у игумена таких как я - тысячи. Пригласив, он у Андрея разузнавал, как там дела на Украине. Игумен с большим почтением относится к Андрею Мацола, ну, и с большим теплом – к моему Андрею. :)

ПЕЩЕРЫ – как откровение


Помню, в прошлом году, иеромонах Паисий мне рассказывал, что неподалеку находится пещера св. Григория Паламы. Но меня это как-то не зацепило. В этот же раз, когда о.Ионикиас, только заикнулся о ней, я аж вспыхнул. А еще, вдогонку, о. Ионикиас предупредил: Старец келии Григория Паламы – русский, Григорием зовут.

До вечерней службы - часа два, но нас остановить невозможно.


В этот раз нас на Афоне трое: Андрей (брат), Анатолий (друг брата) и я.
По извилистой горной тропе, тщательно умощенной монахами не одного поколения, под божественное пение птиц и райское благоухание трав, мы добрались до келии за минут 20-25-ть.


Келия св. Гргория Паламы.

В келии кипит работа: один трудник (Алексей), ковыряется во дворе, второй – художник (Борис) – занят росписью церквушки и еще двое – выглядывают из времянки, очень напоминая неоперившихся скворцов, ожидающих новостей от мамки (по чертам лица – грузины).
Я как-то очень быстро сошелся с Алексеем (он оказался очень коммуникабельным). Алеша подвел нас к келии, где находился о.Григорий.


“Господи Иисусе Христе, помилуй нас” - и через несколько минут, невысокого роста, красивый старец Григорий, лет сорока, встречает нас благодушной улыбкой. Со словами: Христос Воскресе! он приблизился и расспросил нас: Кто? Откуда? (сам-то старец Григорий родом из Запорожья).
После краткого знакомства, мы уже в плену Христа; мы общаемся на понятном нам языке, нет ни оттенка на какое-то неудобство от недавнего знакомства - мы внимаем каждому слову старца.
Отец Григорий, плавно, за благодушным разговором, увлекает нас в малюсенькую церквушку келии… Мы так и ахнули. Какая красота! Церковка еще не полностью отреставрирована, но своды уже сияют темно-синими и белоснежными тонами с золотистыми звёздами. Душа радуется.

Я даже и не сумею вам толком объяснить, отчего так привольно на душе стало. Просто, чувство такое, что здесь находится, что-то такое, что сродни твоей душе: ты вот живешь себе, где-то в Кишиневе или еще где и не знаешь, что где-то в Греции, на Горе есть место, где - случайно очутившись - твоя душа приходит радостное движение.

Из церквушки, старец, Григорий, так же незаметно подводит нас к пещере. Если не брать во внимание, зацементированный (мраморной породой) подход к зеву пещеры, то вид конечно же впечатляет: огромные породы наложившись друг на друга многотонными валунами, создали, внутри очень уютную и просторную полость с куполообразным потолком.

Пещера св. Григория Паламы

Алексей

Не могу не рассказать пару слов об Алексее.
Родом трудник-Алексей из Ростова. Добирался до Афона, Алёша, какими-то немыслимыми путями. Шел пеши. Расспрашивать его почему он не на катере добрался, было бы лишним, не совсем тактично. Знаю только, что добирался он долго, и шел по самому гребню, Святой Горы.
По моим ощущениям, парень этот жизнью потрепан не слабо. Характер у него не унывающий, как у человека, которого обстоятельства хотели стереть в песок да не вышло, а он только насмехался над этими потугами судьбы. По опыту знаю, с такими людьми легко даже в беде. Так вот, что-нибудь скажет он остроумное, тебе смешно, оттого, что он прекрасно чувствует момент, в глаза ему заглянешь, а в них строгость.
Алеша был рядом с нами с самого нашего пришествия, он слышал все, о чем мы говорили со старцем Григорием.
И вот войдя в пещеру, глядим, а на столике белеют мощи. Вот - говорит отец Григорий - Алёша эти мощи обнаружил…
Я тут же: Где обнаружил?
Алексей: В заросшей пещерке… Да тут, недалеко. Я снимал солнечные батареи…
Алеша увидел, что я здорово впечатлен: Тут, ниже, есть еще пещеры… Там и Григория Синаита пещера…я могу показать.

- Алексей бросил взгляд на старца.

Я так и сел. Одно дело, когда ты дома читаешь святых и мысленно только можешь себе представить те обители, в которых они проводят бессонные бдения и подвижничество, и другое дело, когда ты это видишь собственными глазами, и не только видишь, но и соприсутствуешь со своими молитвенниками, отбросив в сторону время.

Я взмолился: Отче Григорий, разрешите мне… с Алексеем.

Старец слегка помрачнел, увидев мою страстность (да и, вообще, как-то не учтиво все получилось с моей стороны, не по послушанию).
Мною движила только одна мысль: может быть, я больше никогда не попаду на Святую Гору, и мне больше не представится такая возможность, побывать в гостях моих молитвенников, чьи труды я читал и кто значится в моих заступниках.

Идите. - Смягчился старец.

Итак, оставив Андрея и Анатолия со старцем Григорием, мы с Алексеем, быстрым шагом, ринулись в ущелье. (Конечно же я понимал, что оставляя Андрея и Анатолия я лишаю себя сладчайшего мёда - общения со старцем, но я честное слово ничего не смог с собой поделать. Возможно, такое поведение моё мне еще аукнется).


Ущелье исихастов

Алеша (на ходу): Да тут много еще пещер, которые мне предстоит отыскать.
Я: Откуда ты знаешь, что тут много пещер?
Алексей, глядя на меня как на последнего глупца: Как “откуда знаю”? Это же место “Ущелье исихастов” называется.

Первая безымянная пещера

(я был во гробе)

Алексей: Вот она. Лезь!
Я: Да как же я туда влезу… я ж даже не протиснусь в нее.


- Лаз в пещеру был очень узким. Мало того, - внутри почти посередине из земли торчал каменный клык. Но я таки в нее забрался. Пришлось мне предварительно лечь на спину, а затем, отталкиваясь ногами, впихивать себя в скальную нишу.
Состояние было близко к паническому: я лежу на спине, а потолок в тридцати-сорока сантиметрах от меня, голова упирается в стену. Лечь боком - довольно-таки проблематично. Сидеть - невозможно. Клык, что торчит из пола, лишает какого-нибудь маневра, в поисках комфорта. Лежу, как в гробу. Да, думаю, вот это жизнь была у подвижника: зимой холодно; осенью сквозь скальные щели дожди протекают; летом - комары... Это ж какого крепчайшего духа был тот тайный праведник, чьи мощи Алеша нашел здесь.

Я, вытащив пятки наружу, пытаюсь выгрести тело из западни. Коленки упираются в свод пещеры. Я в раздумье: Просить Алешу, чтобы он вытащил меня за брючину или сам справлюсь. Легкий мандраж: а что если вот так вот один... застрянешь, а вокруг ни души. Уф, кажись, справился.

Алеша снаружи наблюдает. Улыбается.

Я: Слушай Алеша, а как же он помещался здесь, подвижник? Он, наверное, был очень маленького роста.
Алексей: Да нет. Он был, наверное, с тебя ростом и сложением (во мне 182 см и 95 кг).
Я: это ты как, по мощам определил?
Алексей: Да. Кости были крупные. Только они (подвижники) поизящнее были.


Я: А змеи тут есть? (что-то мне припомнилось, как я во гробе лежал, беззащитный) - по телу пробежали мурашки.
Алексей: Есть. Только у них благословения нет кусать (шутит Алёша).
Я: (Смеюсь).
Алексей: Они без благословения не кусают.


Вторая безымянная пещера

Алексей: Давай лезь!
Я: Куда, в эту (пещеру). Не, не полезу. Один раз попробовал и хватит. Мне теперь не отстираться.

Лаз в пещерку

- Дальше тропинка побежала круто под гору. Некоторые участки были осыпавшиеся и съезжая вниз на плоской подошве, приходилось руками страховаться, попросту растопыривая их по сторонам, чтобы не кувыркнуться головой вниз. Если ты поскользнулся, то вероятность того, что ты пробьешь себе руку, очень велика - растительный покров на скалах: рускусы, какой-то чрезвычайно жестки вид аспарагуса (не листики, а гвозди, натуральные) и карликовые дубы.


Третья безымянная пещера


Я: Алексей, ты уже сколько времени здесь обитаешь?
Алексей: Вообще?
Я: Да.
Алексей: Лет десять.
...

Алексей: Вот она, Фотографируй… Эта пещера просторная, в ней два брата могло поместиться свободно. Эту пещерку они в ручную выкладывали. Вон, видишь - Алексей указывает мне на щели в своде, - во время дождя, вода сочилась, и все на подвижников.
Я: Да (соглашаюсь), условия тут аховые.


- Из под ног высыпалась порода и я едва не скатился по склону в заросли. Алеша мне посоветовал правильно переставлять ноги и, помню, что вслед он сказал мне что-то вроде напутственного слова, по поводу моей неуклюжести… что-то такое, что в миру бы показалось довольно обидным. Но мне почему-то было смешно.

Я: Так можно и убиться (пытаюсь отшутиться).
Алексей: Только не с твоим счастьем - умереть на Афоне.

- Я засмеялся. А после подумал: а ведь и действительно, умереть на Афоне - это…

Я: А что, хорошая перспектива.
Алексей: Да конечно! А то, так бы все сюда и ездили б, и помирали бы… Это еще заслужить надо.
...
Я: Тут (в пещере) плитка кровельная сложена....
Алексей: Где?.. Да нет, это обыкновенная печка сложена.

печурка

Алексей: Я собираюсь тут канатную дорогу сделать. Все вычищу, чтобы было легче добираться до пещер. Только вот, в Россию съезжу, денег соберу и…
Я: А что, думаешь, что здесь еще есть неразведанные пещеры?
Алексей: И здесь и там, в низине, я вполне найду их.


Я: Алёша, я в прошлом году, в Симонопетра, видел ядовитого паучка из семейства “Черная вдова”*…
Алеша (не дал мне договорить): Не с твоим счастьем.
Я: (смеюсь).
Алексей: Туда не иди!
(Дорога была заросшая, чередующаяся осыпями. Очевидно, я захотел обойти неудобный участок по удобной дороге).
Я: Почему?
Алексей: Там можно будет только на четвереньках пролезть.

*После второй поездки я определил этого паучка - ничего общего он со своей ядовитой “сестрой” он не имеет.


Пещера св. Григория Синаита


Я: Леша, вы мне скажите, когда будет пещера Григория Синаита?
Алексей: Да-да. Иди-иди-иди-иди…
Я: Ах ты ж, колючий какой (тут я поскользнулся и здорово расцарапался о камни, съезжая вниз по крутому склону. Когда же я уселся, чтобы не скатиться вниз (несмотря на то, что вся сторона ущелья была заросшая – диким дубом, рускусом и др. травами и кустарниками, шанс со всего маха скатиться до самого желоба ущелья - метров 50-70 - был весьма велик. Я, инстинктивно, выбросил руки назад ища опору руками. Под руку мне, вновь, попался очень суровый родственник аспарагуса, он-то и проколол мне руку, хуже розовых шипов).
Алексей: А ты вот не хватайся руками. Ты должен повыше идти. И ноги ставь вот так и вот так... Тебе надо сюда на месяц приехать, поработать…


Алексей: Вот! Вот это пещерка так пещера...
Я: Пещерка чья?
Алексей: Григория Синаита.


Впервые, как творится Иисусова молитва я узнал от св. Григория Синаита. Когда я попробовал творить молитву так, как рекомендовал святой отец, у меня слезы текли ручьями. (Правда, несколько дней спустя, потоки иссякли. Ум предпочитал парить. И с каждым днем все тяжелее и тяжелее было достигать сердечной и умственной тишины, попечения сопротивлялись с неистовой силой).

Внутри пещеры (Алексей ростом, где-то около 175 см; худенький. Так что сами можете подсчитать - м2 ).

Здесь, мы немного посидели с Алексеем в тишине, а после поговорили о Иисусовой молитве. Было очень спокойно и тепло на душе. Время замерло.

взгляд из пещеры св. Григория Синаита

- Возвращаясь назад, Алеша вспомнив про мои расспросы о змеях, заговорил о скорпионах.

Я: Здесь, что, и скорпионы есть?
Алексей: Есть. И скорпиончики и сколопендры, есть.
Я: Вы же сказали, что их здесь нет…
Алексей: Это я так, чтоб ты пошел со мной. А то бы ты испугался.


Расставание


о.Григорий: (напутствия) Григория Паламу почитай, об умном делании... там все о Иисусовой молитве есть. Добротолюбие прочитай – пятый том. Вообще надо не только пятый том, нужно прочитать всё Добротолюбие. Кто Добротолюбие прочитает несколько раз, тот получит ответы на все вопросы.
Ну, и читай каждый день Евангелие – это призывает Духа Святого...
Вот идешь и в уме читаешь молитву, и помыслы не могут войти в ум твой. Вернее, помыслы-то будут, но только – добрые. Но если ты не молишься, то к помыслам (с бранью) и подойти нельзя.
Я: Когда читаешь: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя грешного», слово «грешного» - нужно добавлять?
о.Григорий: Можешь даже и без этого. Сила молитвы не в том, что ты «грешный», ты, если это осознаешь, - этого достаточно. Сила молитвы … Как тебе удобно (так и делай). Всё зависит от темперамента человека. «Господи Иисусе» - вот чего боятся бесы! А то, что ты «грешный» - они не боятся.

- Андрей попросил о. Григория помолиться за Украину.

Старец Григорий: Монахи и так молятся за Мир…. Не переживайте за Украину, не волнуйтесь. Старайтесь новости не слушать, там - брехня. Лучше в церковь лишний раз сходите.
Это все - испытания*. Помните, в Великую Отечественную - Богородица наша заступилась за нас.

*Чтобы не были неверно истолкованы слова старца Григория - он говорил о том, что испытания даны и украинцам, и русским, и по большому счету, всему православному миру. Надо оставить увлеченность зомбоящиком и больше времени проводить в молитве.


Не с твоим счастьем


- Уже на ходу, прощаясь, отец Григорий желает нам Ангела Хранителя, а Алеша сопровождает до самой тропы - он собрал нам в кулек колючие дикие каштаны и штук пять луковичных растений (цветочков), шоб для палисадничка.

Я: Алеша, а то, что ты луковицы вместе с колючками сложил, это ничего? Не проколют они мои амариллисы?
Алеша: Нет. Благословения нет.
(смеёмся)
Алёша: А вы потом куда? На Гору пойдете (на вершину)?
Андрей: Наверное, нет.
Я: Алёша, ты же помнишь, как я там (в ущелье) карабкался. Не вытянем, помрем (шучу).
Алексей: Не с твоим счастьем – умереть на Афоне (очень удачно шутит Алеша).

Смеемся все вместе и прощаемся.

- Когда я уже дописывал этот мой рассказец, брат поведал мне очень занимательную историю:

В одно из своих посещений Святой Горы, Андрей Мацола с монахом-водителем, переезжал с одного монастыря в другой. Дорога была горная, разухабистая, да еще и колея вставала чуть ли не вертикально. В какой-то момент, участок дороги изменился и машина, практически встала на два колеса, над самой пропастью. Андрей сильно распереживался. На что монах ему ответил: надо сильно постараться заслужить умереть на Горе.

Постскриптум

В росписях симонопетринского храма (во фресках) теперь есть лик и Андрея Мацола – ктитора и благодетеля.


Андрей Мацола


Ну, где-то вот так вот.

Благодарю за удивительную, чудесную, познавательную поездку Андрея Генова и Андрея Мацолу.
Мои молитвы с вами.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites