Свобода. Год рождения — 1899-й

В Красноярске сняли фильм о гражданском обществе по-сибирски: оно формируется не в городских кофейнях, пивных и на митингах, а в глухой тайге и в горах, пишет в последнем номере "Новая газета"
Состоялась красноярская премьера документального фильма Александра Кузнецова «Территория свободы». О заповеднике «Столбы», граничащем с миллионным городом, о столбистах и столбизме — уникальном социокультурном явлении, стиле жизни: на нашем шарике полно городов рядом с живописными горами и лесами, но лишь красноярцев объединила идея свободного, без страховки и технических приспособлений, покорения скал и столь же вольного времяпрепровождения — вне установлений государства и огосударствленного общества. Лишь здесь создали параллельный мир со своей этикой, своими героями, своей лексикой и фольклором, традициями и обычаями. И этой стране уже более полутора веков.

Это феномен гражданского общества по-русски. По-сибирски. Когда оно формируется не в городах, а в лесах, в непролазной глуши. Когда деятельные соотечественники понимают, что в городах, бок о бок с этим государством, ничего не изменишь, и уходят. В тайгу, в топи, в далекие синие горы. Окружающий мир сделал одолжение, выпустил из окружения, иди, беги, лезь вверх, наслаждайся красотой и волей. Столбизм — это метод проживания. Из принципов столбизма: «Лаз, как бы сложен он ни был, может считаться взятым лишь в том случае, если он пройден в одиночку и без каких-либо приспособлений». А избрать метод и отказаться от всего прочего — это главное, что может быть в жизни важнее? Это экзистенциальный скачок из самообмана, и для очень многих — настоящая жизнь, лучше жизни: все знают, что она приобретает особый смысл и ценность, когда висит на волоске. Это лучше и обыденной жизни, и игры, лучше религии, воплощенная утопия, Беловодье наяву, отдельный мир, похожий на детский, который сделан так, чтобы восхищать и радовать. Столбистская страна для многих тысяч и многих поколений стала alter ego России придушенной, безвоздушной.

СПРАВКА «НОВОЙ»

Александр КУЗНЕЦОВ, режиссер, сценарист, оператор «Территории свободы». Двукратный чемпион СССР по альпинизму, участник красноярской экспедиции на Эверест 1996 года. Фотожурналист, работы находятся в коллекциях Русского музея, Гарвардского университета, Музея Нансена и др. Первый документальный фильм «Территория любви» (2010 год) — о гастролях вокального ансамбля «Иные» Тинского психоневрологического интерната. «Территория свободы» создана Сибирской студией независимого кино совместно с Petit a petit production (Франция).
СТОЛБИЗМ, сформировавшийся на Столбах, — феномен народной культуры красноярцев, массовое спортивно-эстетическое движение, в основе которого лежит свободное лазание по скалам и разнообразные формы активного досуга: коллективные восхождения на столбы с новичками и гостями, посещение изб и стоянок и многое другое. Как тип культуры С. проявляется прежде всего в обрядово-зрелищных формах — праздниках, фестивалях, народных гуляньях, смеховых действах столбистов, столбистских играх, соревнованиях, «народном цирке» (демонстрация сложных трюков на скалах, красивое прохождение хода или хитрушки), обрядах и обычаях (калошевание и др.), а также в словесности — дневниках и журналах, бардовских и речевых традициях столбистов («хохмы», «столбистский треп» и др.), ономастическом языкотворчестве. Для С. как особого мироощущения характерна атмосфера равенства, вольности, праздничности, восприятия Столбов как уникального культурно-географического пространства. Началом С. считается дата первого зарегистрированного восхождения на Первый столб (1851). К концу XIX в. складывается как особая культура общения с природой и освоения вертикального пространства; возникает сообщество столбистов. В 1937–1938-м годах почти все столбистские избы и стоянки были уничтожены. Возрождается в конце 1940-х; в 1950–1960-е — самый массовый этап его развития. В 1970–1980-е распадаются многие компании, утрачиваются традиции, С. сближается со скалолазанием. С. оказал творческое воздействие на альпинизм, спортивное скалолазание, спелеотуризм и др. виды спорта. Как самобытная народная традиция, с которой связаны многие горожане, С. — пример редкой гармонии природы и человека; характеризует ментальность красноярцев.

(Из Енисейского энциклопедического словаря, 1998 год.)


Метод «Столбизм» трудно с чем-то сравнивать. Лесные коммуны? Мирная Запорожская Сечь? Кержачество-лайт? Староверие — пример не очень-то подходящий, но ближе нет. Столбисты сложили самобытную общность и сохраняют ее на протяжении многих поколений. Да, это бег прочь, но они не прячутся, не откалываются, как старообрядческая Россия от России никонианской, их республика — лишь по выходным, каникулярная, отпускная, они не отвергают систему, чьи огни видны внизу (город сразу за скалами). Все герои фильма в ней состоялись. Среди них профессор, доктор технических наук Валерий Лаптенок (глава общества столбистов), профессор, доктор юридических наук Николай Щедрин (и он же бард), известнейший в 90-е предприниматель, поэт и певец, руководитель красноярской экспедиции на Эверест 1996 года Сергей Баякин. Список попавших в кадр велик, всех не перечесть, камера присутствует на застольях и праздниках столбистов, и атмосфера поражает: такой давно уже не встретить, эта стилистика общения запечатлена в фильмах и книгах о хрущевской оттепели, задушевность и ирония, всепонимание и жесткость относительно совсем немногих вещей — герои Кузнецова во времена лиричных физиков были детьми или уже взрослели, это оттуда.

Кузнецов сам давний и преданный столбист, у кого-то постороннего вряд ли и получилось бы так снять. Да и вообще физически войти в этот параллельный мир — некоторые избушки стоят на отвесных скалах. При этом автор честно дистанцировался и показал жизнь столбистской страны как она есть, без постановок, прикрас и умолчаний. Лента Кузнецова — реалистичный портрет страстного и веселого народа, народа без страховки (если только детям) и цепей на четко проявленном и противопоставленном фоне остальной страны. С ее крестными ходами, предписанными сверху праздниками и гуляньями, митингами и демонстрациями, что заметают снега и охраняют-конвоируют полицейские цепи.

Столбы в восприятии Кузнецова и его друзей — иной мир, свободное пространство, сообщество растений, животных, камней и людей. В нем сосуществуют по собственным законам 10—15 изб-государств (в разные времена по-разному). Авторских комментариев нет, камера фиксирует: лазают по фантастической красоты Куйсумским сиенитовым утесам, поют, лепят пельмени, пьют водку, ведут непростые разговоры, пилят и рубят сухостой на дрова, ходят в соседние избы в гости, воспитывают детей. В кубанке, в буденновке, в шинелях и в откуда-то здесь взявшейся милицейской фуражке, под пионерско-комсомольскими стягами на стенах. Смеховое, карнавальное начало во всем, куда без него? «Столбы — это образ жизни, детство, молодость, это и вся жизнь, и наше бедствие». Как зрителю мне не хватило летних пейзажей, ощущения вечности круговорота, длительности и непреходящести всего, что тут есть, свадьбы на Столбах, невесты, карабкающейся в подвенечном платье на циклопическую каменную кладку, — знаю, что Кузнецов это снимал, но при монтаже это вырезалось. Возможно, в жанре «кино фестивальное» из России мир привык к другим акцентам. Но почему нет летне-осенней красоты? Александр ответил мне, что принципиально снимает Сибирь исключительно зимой, поскольку у нас не только красиво, но и тяжело, и зима у нас — три четверти года.

Герои рассуждают о свободе (как «творческом акте») и страхе, об убеждениях, России, экстремизме, фашизме. Кратко, без резонерства. Политики немного. Прорывается в репликах, мельком белая ленточка «За Россию без Путина» на куртке одного из профессоров. И сквозной через всю ленту образ, закольцовывающий сюжет, красной нитью через него — размашистая, двухметровыми буквами надпись «СВОБОДА» на Втором столбе, самом высоком в Центральном районе заповедника, хорошо видимом с городских улиц. Столбисты — сельский учитель Денисюк, студент Белов и политссыльный Островский — оставили это емкое и убедительное послание еще в 1899 году; жандармы отрядили экспедицию стереть надпись, но не вышло, проводник из столбистов, оставив их на вершине, скрылся. Жандармы куковали на скале два дня. В начале фильма один из анархичной горно-лесной братии, кивая на это граффити, резюмирует: ничего не изменилось, суть требований и позапрошлого века, и века нынешнего — одна. В финале столбисты с детьми устраивают себе праздник — подкрашивают-подновляют буквы главного слова. «А то, — говорит один из героев, — от Кремля их почти не видно».

«Здесь показаны сильные, смелые, свободные русские люди», — говорит Кузнецов. Так и есть: сознательный уход в рискованные, авантюрные приключения подразумевал отбор крепких, напористых, самостоятельных. Дефицита в них не было: на берегах Енисея не было крепостного права, в Сибирь добровольно шли отважные люди, сюда традиционно ссылали «политических»… Крепкие люди в Столбах прижились, освоились, они сюда водили детей, и те оставались, если были тоже крепки. Здесь не действует принцип отрицательной селекции, как в государстве. Здесь все наоборот, все как надо.

Государство всегда, во все времена ревностно относилось к вольной республике, пыталось гнобить ее, душить, закатывать в асфальт. На столбистов совершали налеты, арестовывали, избы жгли, стоянки уничтожали. В 1937–1938-м, в 1980-м. Впервые избу у Третьего столба жандармы сожгли в 1906 году. В 1923 году в поход против столбистов отправились уже молодые коммунары. Тогда спалили, например, Перушку — избушку у скалы Перья. Ее восстановили уже после Великой Отечественной, повторно сожгли в 70-е. Построили было на новом месте, но и там простояла недолго, по приказу дирекции заповедника ее сровняли с землей в 80-м. Тогда же сожгли избу Музеянка под скалой Верхопуз, построенную работниками краеведческого музея в 1925 году, здесь жили ученые, в 66-м ее тоже сжигали, но спустя несколько месяцев отстроили заново. В 80-м-же уничтожили популярную избушку Нелидовка (Столбушка) у Четвертого столба — ее основателей репрессировали еще в 1937–1938-м годах, а в 70-е туда ходили красноярские художники.

Конечно, дело не только в государстве, были среди камнежителей и внутренние распри, прятались здесь беглые зэки, заходили чужаки — по духу, воевали друг с другом, бились и жгли друг друга.

В фильме бывалый столбист вспоминает, как в избу в 60-е зашли добропорядочные комсомольцы и обнаружили в дневнике какую-то, на их взгляд, крамольную запись. Избушку спалили. Но, естественно, столбисты отстраивались, и все продолжалось и будет продолжаться. «Это моя деревня!» — поют, заливаются герои фильма. Столбы для них — домашние, свои. Так было и будет.
Без осознания этого не понять мощной волны сопротивления, поднявшейся недавно против планов московских чиновников реорганизовать заповедник. Сейчас не о том, приемлема эта реформа или нет, а о факте народного возмущения. «Столбы» всегда были и будут для красноярцев больше чем заповедник. Это отдушина, или пусть иллюзия ее, возможность встречаться с такими же, как ты, думать, что ты не один, что ты жив, нужен и интересен, это и страсть, и тоска, это внутренняя Монголия, это маршруты процессий для отправления культа (культа не камней, но свободы), это адреса алтарей; для столбистов их утесы не Столбы — Столпы. Это возможность любить без обладания. Это не среда, а смысл, онтологическое основание, без этих скал и жизни нет, потому что они чуть больше, чем скалы. Как иконы: чуть больше, чем разукрашенные доски. И жизни нет без Кузьмичевой поляны, Перьев, без Колокола — хода, где в одном месте при постукивании ладонью по скале раздается металлический гул, без кухни Четвертого, без тропы за Митру, двуглавого Могола с опоясывающим южную стену полкой, где сосны и камни растут друг из друга, без Красных гребешков, Львиных ворот и Дивана. Без Царских ворот — да, они уже в Диких Столбах, начинающихся от Манской стенки, тут бастион Куба, а дальше уже хода нет и троп нет, и неубитая твердь — деревья, камни, трава, бурелом и чувство, что кто-то глядит на тебя.

Это не вопрос жизни и смерти. Это куда серьезней. Это в крови. Это способность быть там, в Столбах, безоговорочно счастливым. Дышать полной грудью. Возможность обратиться — и профессору, и филологу, и токарю, вытачивающему какие-нибудь форсунки для управления баллистической ракетой в воздухе, — в настоящих индейцев, коих в России всегда был дефицит.

Кузнецов, конечно, не первооткрыватель темы. О Столбах и написано, и снято много. В августе 91-го красноярский режиссер Александр Михайлов выпустил «Поклонение камням» — кино, ставшее культовым среди столбистов. Фильм-посвящение непревзойденному в бесстраховочном скалолазании Володе Теплых, разбившемуся на Перьях в 1989-м. Саша Кузнецов тоже не может не вспоминать Володю, во тьме у рукодельного мемориала погибших столбистов камера выхватывает табличку «Теплых».

За четверть века, что разделяют две документальные ленты, столбисты и их методы жизни изменились мало. Калоши, кеды, прорезиненные тапочки, в которых шли на покорение Столбов (калоши столбиста Губанова висят на почетном месте в Британском музее скалолазания), сменились на скальные туфли, а камни и люди такие же. Да, вероятно, и со времени написания «Свободы», когда лазали в лыковых лаптях, столбисты поменялись мало. Желания те же, разговоры, отчаянность те же. Вот что говорил в «Поклонении камням» Валерий Хвостенко: «Не каждое место годится для названия родиной. А Столбы очень годятся. Для того чтобы чувствовать это место своим, единственным, излюбленным, ты должен здесь испытать сильные чувства. Здесь так. Если ты пришел сюда пацаном, впервые испытал страх и радость от его преодоления, если на тебя еще девочка твоя посмотрела… Там угнетены, в рамках, опостылело все. Здесь красиво, здесь можешь удаль свою проявить, найти своего человека»…

Как у Балабанова: «Найти своих и успокоиться».

Повторение сюжетов в данном случае глубоко осмысленно. Это защита столбистами своей идентичности. И это важно для каждого поколения, когда факты его повседневности становятся фактами искусства.

Авторский замысел и лента в целом очень выигрывают благодаря точному выбору главных героев — легендарного альпиниста, спасателя Валерия Коханова, и его маленькой дочки Арины. Красивые, фотогеничные люди, достойные окружающего их ландшафта. Лишь один факт из кохановского бэкграунда: при восхождении красноярских столбистов на Эверест в 1996 году по считавшемуся непроходимым маршруту Валерий лежал 10 дней с пневмонией в базовом лагере. Но все же встал и поднялся на крышу мира. При этом один из двух взятых им кислородных баллонов оказался пуст. Коханов достиг вершины, зная, что где-то рядом Григорий Семиколенов, — молодой парень обессилел, немного не дойдя. Позади него на штурм пика уже никто не шел. Коханову бы спускаться, прихватив с собой Григория. Валерий поступает иначе: находит Гришу, убеждает, что силы в нем еще немного осталось, и поднимается с ним на вершину вновь. И потом уже они вместе, покорители полюса высоты, спускаются в лагерь.

Впрочем, подвиги, заслуги, романтика — вне этого кино, в нем о другом. О преодолении страха. Коханов вспоминает отца: о войне он почти не рассказывал, так, какие-нибудь байки, и лишь когда ему вручали орден Славы, сын узнал, что отец только под Будапештом разведчиком совершил несколько десятков вылазок во вражеские порядки и добыл ценных «языков». Валерий вспоминает слова отца: «Было ли страшно? Да очень страшно было, очень»… Теперь Валерий и сам орденоносец. Скольких он спас, знают красноярцы, знает разрушенный землетрясением Нефтегорск.

Еженедельная воскресная свобода в этом — испытывать и преодолевать страх. Чего так не хватает в городских делах.

…И маленькая Арина на Втором столбе, подкрашивая название ее страны и неумело еще орудуя кистью, невольно утолщает, увеличивает размер букв. Теперь слово «СВОБОДА» видно еще дальше.

Фото Александра КУЗНЕЦОВА

P.S. Судьба фильма пока складывается типично для документального кино, да еще и провинциального. Премьера состоялась на фестивале Vision du Reel («Образы реальности») в швейцарском Ньоне. Фильм также показали во французском Люсасе, на Etats generaux du film documentaire. Красноярской публике фильм прокрутили один раз в маленьком зале, не вместившем всех, по-хамски оборвав концовку. И судя по всему, больше показов ждать не стоит. Получить прокатное удостоверение, по словам продюсеров, нереально. В декабре ленту, вероятно, будут демонстрировать в Москве на Артдокфесте.

Комментарии (5)

Всего: 5 комментариев
  
#1 | Андрей Бузик »» | 20.11.2014 09:40
  
1
Отыскал трейлер к фильму: Territoire De La Liberte, Александр Кузнецов

  
#2 | Фокин Сергей »» | 20.11.2014 16:45
  
0
Ничего более страшного за последние годы не читал!
Этакий "бардовский пир" на скалах во время глобальной чумы и духовного падения народа!
Причем со стороны близких мне людей - альпинистов и скалолазов!
Как будто они спустились с гор, а не приехали на государсвом обеспеченном транспорте?! И питаются шишками с деревьев. а не используют систему магазинов?!

Не случайно крестоходцы занесены "бардолазами" в обывательскую толпу под управлением полицаев и бюрократов!

Лента Кузнецова — реалистичный портрет страстного и веселого народа, народа без страховки (если только детям) и цепей на четко проявленном и противопоставленном фоне остальной страны. С ее крестными ходами, предписанными сверху праздниками и гуляньями, митингами и демонстрациями, что заметают снега и охраняют-конвоируют полицейские цепи.

Новый 1905, 1914, 1917 на современный манер!

И подправляемая знаковая надпись из далекого и знакового 1899 года!!!

"Герои рассуждают о свободе (как «творческом акте») и страхе, об убеждениях, России, экстремизме, фашизме. Кратко, без резонерства. Политики немного. Прорывается в репликах, мельком белая ленточка «За Россию без Путина» на куртке одного из профессоров. И сквозной через всю ленту образ, закольцовывающий сюжет, красной нитью через него — размашистая, двухметровыми буквами надпись «СВОБОДА» на Втором столбе, самом высоком в Центральном районе заповедника, хорошо видимом с городских улиц. Столбисты — сельский учитель Денисюк, студент Белов и политссыльный Островский — оставили это емкое и убедительное послание еще в 1899 году; жандармы отрядили экспедицию стереть надпись, но не вышло, проводник из столбистов, оставив их на вершине, скрылся. Жандармы куковали на скале два дня. В начале фильма один из анархичной горно-лесной братии, кивая на это граффити, резюмирует: ничего не изменилось, суть требований и позапрошлого века, и века нынешнего — одна. В финале столбисты с детьми устраивают себе праздник — подкрашивают-подновляют буквы главного слова. «А то, — говорит один из героев, — от Кремля их почти не видно».



Без БОГА - любая дорога ведет в ад. А свобода становится кабалой!

Совсем не трудно представить, как данные анархисты-интеллигенты вновь на волне упадка уровня жизни и провокаций со стороны ростовщиков начнут рушить государство под новыми видениями образа "С-ВО-БО-ДА"!
Где расшифровка данного слова будет не - "С-огласие с ВО-лей БОГА", а "С-олидарность с ВО-лодей, БО-рей, ДА-..."

«Вся нынешняя цивилизация подведет себя: машины остановятся, потому что не будет топлива. Все, что теперь делают, это полное безумие: выбрасывают деревянные рамы оконные, подоконники тоже делают из пластика. Это враг делает, потому что знает, что потом это все будет не нужно никому. Из натурального хоть костер можно разложить, а из пластика что? Золото будет валяться на улице, как грязь, никому не нужное. Сейчас у нас хлеб валяется, на мусорки выбрасываем, а потом хлеба ни грамма не будет. Вода пропадет. Люди оставят квартиры, потому что и электроэнергию и газ отключат. И скажут: “Вот эти длинноволосики во всем виноваты”. Евангелие заберется, Священное Писание тоже. Будут переcказывать наизусть, один вспомнит одно, второй — второе, кто что запомнил. Так будут восстанавливаться каноны, Псалтырь, молитвы». Старец Анатолий Киевский

Прости Господи, ... и те из родной братии горних людей, кто осознает приоритет и разницу между духовным и физическим восхождением.
С БОГОМ
  
#3 | Андрей Рыбак »» | 20.11.2014 21:29
  
0
Поклонение камням
Культовый фильм про Столбизм

  
#4 | Фокин Сергей »» | 22.11.2014 16:33
  
0
"...И народ наш, как бы просыпаясь от тяжкого духовного сна, вновь обретает Православную веру и возвращается в лоно Матери-Церкви.
Но процесс воцерковления и очищения людей от накопившейся скверны затягивается, многие упали духом и остаются вне Православия. Потому-то и беды не прекращаются; и вновь, как в былые времена, зазвучал голос Русской Православной Церкви. Болезнуя о нас, стараясь помочь нам обрести путь к спасению, братия нескольких святых обителей передали: "Россию спасут покаянные крестные ходы", и призвали всех православных христиан пройти крестными ходами по всем городам и весям нашей Отчизны.
Как бы откликаясь на этот призыв, некоторые верующие города Липецка и бойцы-патриоты НПФ "ПАМЯТЬ" во главе с командиром Ю.Н. Берниковым уже более года каждое воскресенье проводят покаянные крестные ходы у святого источника св. Николая-Чудотворца и св. Царя-Мученика Николая Александровича. У святого источника прочитываются акафисты: св. Николаю-Чудотворцу, свв. Царственным Мученикам, Пресвятой Богородице и святым отцам, покровителям и молитвенникам за нашу Россию.
Вот и в это воскресенье состоялось крестное шествие верующих! Впереди несли большой Крест-распятие, за ним шли бойцы НПФ "ПАМЯТЬ" во главе с подполковником Ю. Берниковым с иконами и флагами, непрестанно звучало божественное песнопение. Среди участников крестного хода, люди четырёх поколений, от 70 до 5 лет. Когда зазвучал гимн-молитва "Боже, Царя храни…", как-то сразу представилось, что рядом с нами идёт святой Государь Николай II, и мы, все участники крестного хода, как бы обрели своего Царя, а Он в нашем лице – своих верноподданных…
Вот в таких крестных ходах пробуждается Святая Русь, а значит, и мы как бы становимся её частью. И действительно, к концу нашего крестного шествия мы почувствовали себя духовно преобразившимися: исчезли уныние, обиды, чувство скорби и одиночества, все стали испытывать необыкновенную радость и любовь друг к другу.
После таких крестных ходов, мы избавляемся от духовного сиротства, и чувствуем себя способными служить Богу, ближним и своему Отечеству.
Да, Православная Русь жива, и вечное и неизменное стремление к небу сохранилось у русского народа. После таких крестных шествий стали понятны слова боговдохновенных старцев: "Россию спасут Крестные ходы"
С нами Бог! Победа за нами!


http://www.zaistinu.ru/news/patriot/krhod200402.shtml
#5 | Николай. Владимир. »» | 22.11.2014 22:01
  
0
мысли и действия должны быть едины. С Богом . Аминь.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2024, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU