«Уния — прямой путь к разрушению традиций»

Люблинская уния. Образование Речи Посполитой.

Уния - прямой путь к разрушению традиций – Архиепископ Белоцерковский и Богуславский Августин

22 ноября 2012

В ежегодных международных Свято-Михайловских чтениях, которые в этом году носят название «400-летие явления Крупецкой иконы Божией Матери: свидетельства о стоянии народа белорусского в вере», принял участие Архиепископ Белоцерковский и Богуславский Августин, председатель Синодальной богословско-канонической комиссии Украинской Православной Церкви. В течение двух десятилетий Владыка Августин возглавлял Львовскую кафедру. Мы попросили Его Высокопреосвященство осветить православный взгляд на историю и современность униатского проекта:

«Я думаю, на тему Унии надо говорить откровенно и по существу. Я более 20 лет был управляющим Львовской кафедры и непосредственно видел не только, как возрождалась Уния, но и как она решала вопрос добрососедства, сосуществования с Православием. Даже Католическая Церковь, Ватикан заявляет о том, что Уния - это не путь к единству и не модель поиска утерянного единства христианского Востока и Запада. Однако она существует, и с этим надо считаться. Никто не призывает к её ликвидации. Пусть люди как определились, как настроились, пусть так и молятся. Но только неумный человек, недальновидный, или руководствующийся какими-то нехристианскими мотивами, может искать путь её расширения, углубления, то есть продолжать процесс, начавшийся после Брестской Унии. Дело в том, что религия - это не только вероучение, не только догматика, не только богослужение. Это ещё и менталитет. Религия во многом определяет привычки и образ жизни народа. Мусульмане разбросаны по всему миру, но чем-то они похожи. Так же католики и православные. Я уже не говорю об иудеях. То же можно сказать и в отношении буддистов. Всё это формировалось столетиями. Мы знаем, как возникла уния. Я буду делать доклад на тему «Латинизация униатской церкви как неизбежное следствие Брестской унии». Понимаете, мы с римо-католиками не выясняем отношения, мы не оправдываемся друг перед другом и ничего друг другу не доказываем. А униаты вынуждены постоянно что-то доказывать: кто они, откуда, какая у них вера, какой обряд… Этот комплекс какой-то вины, я бы сказал неполноценности, создаёт у них на подсознательном уровне неприятие Православия. К сожалению, даже среди образованных людей, среди интеллигенции есть люди, которые видят в Унии благо. Но это прямой путь к разрушению традиций. Православная Церковь и Униатская, казалось бы, внешне похожи. Но ведь надо смотреть не на вывеску, а на содержимое. Ясно, что Римо-католическая церковь настроена экспансивно, она пытается привлечь тех, кого считает отошедшими, несоединёнными. Я говорю: работайте на своём пространстве, где вы проповедовали – от Европы до Америки. Вот, лютеране - они же от вас вышли. Их и возвращайте. А мы как-нибудь сами справимся. У нас Византийская традиция, восточное христианство - сами разберёмся. Не надо пытаться нас обратить и присоединить. Старые и новые христианские течения родились на той почве. Я думаю, не надо доказывать, что Православие - это миролюбивая вера. Мы не призываем Папу Римского вернуться и что-то исправить. Между нами уже такая пропасть, которую трудно заделать. И можно жалеть об утраченном единстве, о том, что было в первое тысячелетие. И только бездушный человек и ненастоящий христианин может сказать, что это нормально. Христианин будет болеть, и переживать, и молиться, чтобы было объединение. Христос до кровавого пота молился о главном - чтобы все были едины. Но, я думаю, только человек не разбирающийся, не знающий истории и не совсем рассудительный может думать, что реально просто взять и соединить. С одной стороны, жалко, а с другой – разделение уже свершилось.

Уния кроме скорбей, слёз и проблем, ничего никогда не создавала. Меня больше всего поражает, что грекокатолики громче всех кричат, что надо Украину сделать соборной, надо объединиться, ведь мы один народ! Я говорю, что, если вы так любите Украину, то покажите пример – ради единства Украины отсоединитесь от Рима, откажитесь от Унии, как Вы призываете нас отсоединиться от Московского Патриархата. Но сами они отказаться не хотят, а других призывают к какому-то виртуальному единству.

Я думаю, на этой конференции у нас есть возможность ещё детальнее, ещё глубже обсудить эту проблему. Чтобы не только мы, участники конференции, но и люди, которые доброжелательно настроены по отношению к Церкви, но не воцерковлены и видят в ней средство консолидации нации, увидели, что консолидация возможна и для Украины и для Беларуси на православной почве. На традициях, которые мы сохраняем и развиваем столетиями, но в добрососедстве с инославными, в том числе с католиками и униатами».

22 ноября 2012

http://ua.pravmir.ru/uniya-pryamoj-put-k-razrusheniyu-tradicij-arxiepiskop-belocerkovskij-i-boguslavskij-avgustin/

Комментарии (5)

Всего: 5 комментариев
#1 | Anne »» | 17.10.2014 13:02
  
2
Белорусские земли в составе Речи Посполитой (вторая половина XVI—XVIII в.)

Люблинская уния. Образование Речи Посполитой.

Ко второй половине XVI в. сложились условия для более тесного государственного объединения ВКЛ с Польшей. Первая группа причин этого объединения связана с внешнеполитическими обстоятельствами. Соперничество между Великим княжеством Литовским и Великим княжеством Московским за восточнославянские земли вылилось в первой половине XVI в. в целый ряд русско-литовских войн, в результате которых ВКЛ потеряло четверть своих территорий.

С 1500 по 1569 г. в пределы Великого княжества Литовского 45 раз врывались полчища крымского хана, в том числе 10 раз опустошали территорию Беларуси. Борьба ВКЛ, Польши и Московского государства за Ливонию привела к длительной Ливонской войне (1558—1583). Чтобы более успешно противостоять внешней агрессии, польские паны предложили ВКЛ объединиться в единое государство под эгидой Польши.

Вторая группа причин связана с внутриполитическим развитием ВКЛ. Средняя и мелкая шляхта, недовольная властью великого князя литовского и магнатов, считала положение польской шляхты лучшим, чем собственное, и поэтому активно выступала за объединение с Польшей, для того чтобы получить еще больше привилегий.

Можно назвать и еще одну причину возникновения нового государства. После трех браков у польского короля и великого князя литовского Жигимонта II Августа не было наследников. Поляки опасались, что после смерти Жигимонта II Августа личная уния, объединявшая два государства, окончательно прекратится. Они были заинтересованы в разводе и новом браке. Жигимонт II Август решил развестись с третьей женой и жениться в четвертый раз. Развод и разрешение на четвертый брак можно было получить только у папы римского. В этой ситуации Жигимонт II Август начал выслуживаться перед Ватиканом, папой римским и католическим духовенством, добросовестно исполнять их приказы и предложения по усилению католицизма на территории ВКЛ и присоединению последнего к Польской Короне.

В таких условиях 10 января 1569 г. в Люблине собрался общий сейм ВКЛ и Польши с целью заключения более тесной унии между государствами. Поляки выставляли разные условия, вплоть до ликвидации белорусско-литовской государственности. Послы же ВКЛ хотели сохранить союз с Польшей, но при этом не утратить свою самостоятельность и независимость. Переговоры затягивались. В конце февраля 1569 г. послы ВКЛ покинули Люблин.

Такое поведение представителей ВКЛ вызвало возмущение со стороны польских магнатов. Под их давлением Жигимонт II Август начал осуществлять план расчленения и аннексии отдельных частей ВКЛ.
5 марта 1569 г. он объявил о присоединении к Польше Подляшья и приказал подляшским послам присягнуть Польше под угрозой лишения должностей и привилегий.

26 апреля 1569 г. была объявлена аннексия Волыни. Но волынские послы не ехали в Люблин. Тогда король пообещал лишить их поместий и угрожал изгнанием. Под страхом расправы сенаторы и послы Волыни присягнули на верность Польше. Таким же образом к Польше были присоединены Подолье и Киевщина.

В составе ВКЛ остались только Беларусь и Литва. Несмотря на противостояние представителей высшей знати ВКЛ, они также были вынуждены подписать унию. 1 июля 1569 г. согласно Люблинской унии ВКЛ и Польша соединились в единое государство — Речь Посполитую. Был выбран единый господарь — король польский и князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, жемойтский, киевский, волынский, подляшский и лифляндский.

Отменялись избрание великого князя ВКЛ и его пожизненное владение княжеством. Выбирался единый сейм, который должен был созываться в Польше. Вводились единое налоговое пространство, денежная единица, проводилась общая внешняя политика. Все жители Речи Посполитой имели право приобретать поместья и землю в собственность в любой части страны. Отменялись все постановления, законы, противоречившие унии, а также отдельный сейм ВКЛ.
Высшая знать и должностные лица должны были присягать королю и Короне Польской.

http://www.gistoryja.ru/
#2 | Anne »» | 17.10.2014 16:01
  
4
«Мы никогда не должны называть униатов самостоятельной церковью…» Профессор Антоний Миронович, доктор исторических наук (г. Белосток, Польша)


В 2012 году темой Международных Свято-Михайловских чтений в столице Беларуси стали вопросы сопротивления народа Беларуси униатской экспансии в 17 веке, а также изучение последствий Брестской унии и упразднения унии на Полоцком соборе 1839 года.

Международные Свято-Михайловские чтения в Минске не ограничились темой сопротивления народа Белой Руси униатской и католической экспансии в старые времена. Уния – трагический опыт в истории белорусского народа, осмысление которого может предостеречь в будущем от ошибок прошлого. Но есть горячие головы, которые уже в наше время пытаются реанимировать униатский проект в Беларуси, навязать идею «национальной» религии. Реализация такого проекта может только разрушить национальное самосознание, вызовет глубочайший раскол в обществе – считает архиепископ Полоцкий Феодосий.

Феодосий, архиепископ Полоцкий и Глубокский: Тот, кто претендует на то, чтобы быть у истоков наше нации, имеет цель политическую. Если нация потеряет самосознание, свой духовный стержень, то последствия не предсказуемы. Поэтому мы должны на всех уровнях говорить о том, что является основой нашего государства, нашей культуры и нации

То, что реанимация униатского проекта в масштабах страны разрушит хрупкий конфессиональный мир и, как следствие, вызовет кровь, показывают события на Западной Украине. Уния уже дала Галиции «национальную» идею, суть которой в ненависти к Православию – говорит архиепископ Августин, ныне Белоцерковский и Богуславский. Ранее владыка 20 лет занимал Львовскую кафедру и со знанием говорит об онтологических причинах этой ненависти, свидетелем которой он не раз являлся.

Августин, архиепископ Белоцерковский и Богуславский Украинской Православной Церкви Московского Патриархата: Понимаете, мы с римо-католиками не выясняем отношения, мы не оправдываемся друг перед другом и ничего друг другу не доказываем. А униаты вынуждены постоянно что-то доказывать: кто они, откуда, какая у них вера, какой обряд… Этот комплекс какой-то вины, я бы сказал неполноценности, создаёт у них на подсознательном уровне неприятие Православия. К сожалению, даже среди образованных людей, среди интеллигенции есть люди, которые видят в Унии благо. Но это прямой путь к разрушению традиций.

Украинские докладчики Свято-Михайловских чтений рассказали об аспектах современного распространения униатских приходов в Центральной и Восточной Украине – где униаты на публике называют себя православными, умалчивая о догматических различиях конфессий. Такой прозелитизм может быть успешным в нашу эпоху духовного релятивизма – отмечают докладчики из Польши.

Антоний Миронович, доктор исторических наук (Польша): Самое главное – дать понять нашим верующим, что стоит за названием «уния». Второе, мы никогда не должны называть униатов самостоятельной церковью. Они никогда не были самостоятельными и не будут. Они являются частью Римо-католической Церкви и принимают её догматы. Нельзя называть их православными, хотя они часто себя так позиционируют. Говорите им прямо: «Вы не православные, вы католики, потому что вы являетесь членами Римо-католической церкви».

Остается только надеяться на порядочность католической стороны, которая неоднократно сама признавала, что уния не ведет к единству Церквей. А если так, то ее нынешнее распространение в регионах Украины, и попытка актуализации в Беларуси является не духовным проектом, а очередным крестовым походом.

Августин, архиепископ Белоцерковский и Богуславский Украинской Православной Церкви Московского Патриархата: Даже Католическая Церковь, Ватикан заявляет о том, что Уния — это не путь к единству и не модель поиска утерянного единства христианского Востока и Запада. Однако она существует, и с этим надо считаться. Никто не призывает к её ликвидации. Пусть люди как определились, как настроились, пусть так и молятся. Но только неумный человек, недальновидный, или руководствующийся какими-то нехристианскими мотивами, может искать путь её расширения, углубления, то есть продолжать процесс, начавшийся после Брестской Унии.

http://zhirovichi-monastery.by/1016
#3 | Anne »» | 17.10.2014 16:35 | ответ на: #1 ( Anne ) »»
  
1
Речь Посполитая, 1572 г.

Формирование белорусской народности.


На западнорусских землях в ВКЛ продолжался процесс образования новой этнической общности — белорусской народности. Она, как и русская и украинская, формировалась на основе древнерусской народности. Что же такое народность? Народность — это исторически сформировавшаяся общность людей (этническая общность), для которой характерны единые язык, территория, общие экономическое устройство, этническое самосознание, психический склад и культура.
Белорусская народность формировалась и существовала в XII—XIX вв. Народности как этнической общности предшествовали такие общности, как род и племя. Начало формирования народностей белорусов, русских и украинцев восходит к тем далеким временам, когда восточные славяне расселились на территории современной Беларуси, России и Украины и взаимодействовали с местными этносами, ассимилируя их.

Дальнейший процесс формирования белорусской народности продолжался в период политической раздробленности и во времена ВКЛ. В XIII—XVI вв. единая верховная власть, государственное управление, законодательство содействовали более тесным политическим, экономическим и этническим связям между княжествами, воеводствами, поветами и волостями ВКЛ. Постепенно формировались этническая территория белорусов, общие черты в хозяйственной деятельности, обрядах, обычаях, народном художественном творчестве и бытовой культуре на этой территории.
Складывался также единый старобелорусский, или древнебелорусский, язык. Для него характерны «дзеканье» и «цеканье» («дзед», «день»), твердое произношение звука «р», «аканье» и «яканье» («бяроза»), использование приставных звуков в начале слова («возера», «альняны», «имгла» и т. д.). Древнебелорусский язык постепенно стал официальным языком государственных документов и законодательства. Он обогатился элементами языков русского, польского, литовского и других народов.

Определенную роль в этнической консолидации играл конфессиональный фактор. Признак веры становился своеобразным признаком народа. Понятие «православный» в то время отождествлялось с понятием «русский».
Этническое самосознание — еще одно свойство народности. Его формирование проходит более сложно и продолжительно по сравнению с другими признаками. Этническое самосознание появляется у народа тогда, когда он начинает отделять себя от других народов. В период существования ВКЛ белорусы отличали себя от поляков и литовцев, которые разговаривали на чужом языке и насаждали чужую католическую религию. Значительно позже белорусский народ начал отличать себя от русского народа. Население белорусских территорий ВКЛ долго называло себя русскими и язык свой русским. Так, русским называл себя в своих книгах великий белорусский просветитель XVI в. Франциск Скорина, и язык своих книг он тоже называл русским. Этническое самосознание белорусов сформировалось позже остальных этнических признаков.
Еще один признак народности — культура. Она формировалась под воздействием культур соседних народов: русского, польского и литовского, а также под влиянием западноевропейских культурных традиций и традиций гуманизма.


Положение Великого княжества Литовского в составе Речи Посполитой.


В результате жесткой борьбы за независимость и территориальную целостность на Люблинском сейме и после него руководящим кругам ВКЛ удалось сохранить часть территории бывшего государства, а также остатки государственности и автономию в пределах Речи Посполитой. Оба бывших самостоятельных государства сохранили свои прежние названия — Великое княжество Литовское и Польская Корона, а также свои законы, органы исполнительной власти, судебную и финансовую системы, местное самоуправление, вооруженные силы и до конца XVII в. свои государственные языки. Статутом Великого княжества Литовского 1588 г. чужеземцам (в том числе этническим полякам, польским магнатам) запрещалось на территории княжества покупать землю и собственность, а также занимать государственные должности. Таким образом, Речь Посполитая была федеративным государством, в котором ВКЛ и Польша имели относительную самостоятельность, ограниченную деятельностью единого польского короля и единого органа законодательной власти — сейма Речи Посполитой. Вместе с тем в конце XVII—XVIII в. усилилась тенденция к засилью польских панов и распространению польского влияния на белорусских и литовских землях.

В результате Брестской церковной унии 1596 г. была создана униатская церковь. Она подчинялась папе римскому, но обряды сначала оставались православными, позже они стали заменяться католическими. При помощи униатской церкви Ватикан и польское католическое духовенство пытались постепенно, незаметно, путем обмана, через использование белорусского языка в проповедях окатоличить православное население Беларуси.

Таким образом, униатская церковь представляла собой средство окатоличивания населения на национальной основе, а не национальную церковь как символ суверенитета государства. Белорусская шляхта перешла в католичество, а униатами стали крестьяне и городские низы, которых нередко силой и обманом присоединяли к униатской церкви.



Политические кризисы Речи Посполитой. Разделы Речи Посполитой.


С начала существования Речи Посполитой в ней постепенно вызревал политический кризис, наиболее остро проявившийся во второй половине XVIII в. и приведший к распаду этого государства.

Первая причина для политического кризиса возникла в момент подписания Люблинской унии. С того времени вся история Речи Посполитой — это борьба ВКЛ за сохранение независимости. Это ослабляло и Корону Польскую, и княжество в экономическом и военном отношении, делало федеративное государство легкой добычей для соседних стран.

Второй причиной политического кризиса стали шляхетские вольности («либерум вето», конфедерации, местные сеймики и др.), подрывавшие основы государственности Речи Посполитой. Они вели к усилению шляхты и ослаблению административного управления.
Третьей причиной политического кризиса была религиозная и национальная политика, стремление ополячить жителей ВКЛ, перевести их из православия в католическую веру. Четвертая причина — сочетание национального и религиозного угнетения с феодальным, что вызывало крестьянские выступления и подрывало силу государства. Пятая причина — борьба между магнатами за власть в стране. Обращение разных группировок с просьбами о помощи к соседним странам, создание конфедераций, падение нравов шляхетского сословия, неспособность власти консолидировать государство, а также постоянные войны — все это ослабляло Речь Посполитую.

Во второй половине XVIII в. Речь Посполитая переживала глубокий внутриполитический кризис. В стране господствовала феодальная анархия. Всевластие магнатов привело к децентрализации власти. Положение Речи Посполитой осложнялось и тем, что ее окружали сильные централизованные государства: Австрия, Пруссия и Россия. Для них Речь Посполитая имела важное стратегическое значение в борьбе за влияние в международной политике. Большое многонациональное, но политически слабое государство оказалось перед угрозой потери своей самостоятельности.

В этих условиях главной целью было сохранение политического единства Речи Посполитой и ее государственного суверенитета. Решить эту задачу пытались сторонники просветительских идей, выступавшие против феодально-аристократической и католической реакции, отстаивавшие принципы равенства наций, неприкосновенности государственного суверенитета.

Идеология Просвещения отразилась в деятельности Эдукационной комиссии, осуществившей ряд прогрессивных для своего времени реформ в области народного просвещения. Кульминационным моментом деятельности просветителей стал Четырехлетний сейм (1788—1792) и принятая на нем Конституция 3 мая 1791 г. Однако эта последняя попытка вывести Речь Посполитую из политического кризиса и сохранить ее государственность не имела успеха. Восстание Т. Костюшко в защиту Конституции под просветительскими лозунгами свободы, целостности и независимости было обречено на поражение. Речь Посполитая исчезла с политической карты Европы.

Более двух веков история белорусского народа была связана с Речью Посполитой. Этот период имел особенное значение в первую очередь для национальной самоидентификации белорусов и их политического самоопределения. Но надо учитывать и тот бесспорный факт, что как государство Речь Посполитая была менее всего заинтересована в развитии белорусов как самостоятельного народа. Наоборот, делалось все, чтобы стереть из памяти белорусского народа его этническую принадлежность. В условиях постоянного нарастания польско-католического притеснения большинство белорусов осознавали, что для своего самосохранения как этноса, для своего дальнейшего исторического развития они должны вернуться к своим общерусским корням, к истокам своей государственности. Ярким свидетельством этому является острая религиознонациональная борьба, развернувшаяся на белорусских и украинских землях и не прекращавшаяся по гямого воссоединения их с Российским государством.

На протяжении всего периода существования Речи Посполитой в ней постепенно углублялся раздел общества по национально-культурной и социально-религиозной принадлежности. На территории Беларуси его черты имели ярко выраженный характер. В конце XVIII в. белорусские магнаты были католиками, а шляхта в большинстве своем придерживалась католичества или униатства, поэтому они ориентировались на польские национально-культурные традиции. В то же время большинство белорусского крестьянства было православным. Несмотря на численный перевес униатских приходов над православными, процесс замены православного вероисповедания католическим в среде белорусских крестьян-униатов был еще далеко не завершен. Это повлияло и на политико-идеологическое размежевание в белорусском обществе.

Сторонники католического костела и верхушка униатской церкви стремились к сохранению самостоятельности Речи Посполитой, а после ее разделов — к восстановлению этого государства в прежних границах. В свою очередь православное население Беларуси, в том числе и большинство крестьян-униатов, тянулось к России, которая не только традиционно считалась главной защитницей православной веры, но и этнически и исторически была белорусам ближе Польши. Существование этих двух тенденций и борьба между ними стали главной особенностью исторического развития Беларуси на долгое время.

http://www.gistoryja.ru/XIX-nachalo-XXI-v/sitemap.php
#4 | Валерий »» | 18.10.2014 02:43
  
1
В 14 веке на Руси сформировались два политических центра: один в Москве, а другой – в Литве, а точнее в Великом княжестве Литовском. Оба центра предъявили свои претензии на право собирания русских земель. Основой Литвы были русский язык и православная вера. Союз Литвы с Польшей привел к тому, что в Литву стали проникать польские порядки и католическая вера. Одним из последствий этого союза стало создание на основе Брестской унии униатской церкви. Униатская церковь признала верховенство Папы Римского и католические догматы, но сохраняла православную обрядность и обычаи. Формирование униатской церкви не было делом простым и скорым, однако через 200 лет подавляющее большинство населения современной Беларуси были потомственными униатами. К этому времени униатская церковь имела прочные позиции, сформировались специфическая религиозная обрядность (плохая ли, хорошая, но своя), особенный архитектурный стиль униатских храмов, собственная сеть научно-образовательных учреждений высокого уровня в лице униатских монастырей. Принятие церковной унии способствовало религиозной консолидации общества . Католики (по большей части знатные люди) и униаты (главным образом крестьяне, горожане, мелкая шляхта), объединенные под властью Римского Папы, ощущали себя собратьями по вере.
После подавления польского восстания 1830 – 1831 г.г., которое было подержано частью униатского духовенства, царским правительством был принят курс на уничтожение униатской церкви. Униатов решено было считать “испорченными православными” - оставалось только их исправить. За уничтожение униатской церкви взялся митрополит Литовский и Виленский Иосиф (Семашко), который успешно решил эту задачу далеко нехристианскими методами. Однако это не помешало в память о воссоединении отчеканить медаль с надписью внизу: «Отторженные насилием (1596) воссоединены любовью (1839)».На обратной стороне медали изображен восьмиконечный крест в лучезарном сиянии с надписью сверху: «Торжество Православия», а внизу: «25 марта 1839 г.». Чтобы избежать возможных обвинений в том, что я пользуюсь источниками, чуждыми православию, даю большую цитату из статьи русского философа Владимира Соловьева «Задачи христианского государства».

« Где-нибудь в Седлецкой или Люблинской губернии мирно живут белорусские или червонорусские мужики. Они считают и заявляют себя христианами римско-католического вероисповедания. Собственно в религиозном отношении существенной разницы между ними и православными нет: и те и другие верят и поклоняются одному и Тому же.
Но вот являются вооруженные ревнители православия и так как разыскано, что прадеды этих католиков были униатами, т. е. в сущности тоже католиками, выводится изумительное заключение, что ныне эти люди должны быть православными. Некоторые из них, более счастливые, благочестивые и мужественные. не хотят в духовном деле подчиняться чужому произволу, их объявляют упорствующими (в чем? в верности нравственному долгу!) и после предварительных грубых насилий и истязаний разделяют семьи, как в худшую пору крепостного права.— мужа ссылают в один отдаленный край, жену — в другой. детей — в третий, причем у всех отнимается возможность исполнять религиозные обязанности, так как не хотят признавать их католиками, а они не могут признать себя «православными». Другие, менее сильные нравственно, под страхом этих административных кар наружно подчиняются, и их оставляют на месте как православных. Но в чем же, однако, состоит их православие, в чем их отличие от их «упорствующих» земляков, как не в одной только слабости духа перед материальным насилием?
Образ действия, который приводит одних к мученичеству за духовную свободу, а других к невольному, лицемерному отступничеству, не имеет ничего общего с христианством. Итак, одно из двух: или православие не есть совершенная форма христианства, а нечто вполне ему чуждое, или мнимые ревнители православия. вгоняющие в него людей насильно, суть на самом деле его враги и изменники.»

В другой своей статье Владимир Соловьев высказался более категорично: «… тираническая русификация, тесно связанная с еще более тираническим разрушением греко-униатской церкви, представляет воистину национальный грех, тяжелым бременем лежащий на совести России и парализующий ее моральные силы»

По сообщениям СМИ, Синод Белорусского Экзархата Московского Патриархата обратился к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с ходатайством о возможности прославления в лике местночтимых святых Белорусской Православной Церкви митрополита Литовского и Виленского Иосифа. Бесспорно, Иосиф Семашко выполнил ту задачу, которую поставил кесарь. Однако, воссоединение униатов с православием, причем насильственное воссоединение, было вызвано исключительно политическими причинами и носило вынужденный характер. Нельзя закрывать глаза на очевидные факты: то, что сторонники канонизации Иосифа Семашко считают подвигом, Вл. Соловьев считал тяжким грехом. В чем же заслуга Иосифа Семашко перед Церковью?
#5 | Anne »» | 18.10.2014 17:07
  
1
Особенности украинского униатства

Интервью с митрополитом Винницким и Могилев-Подольским Макарием (Свистуном)

Опубликовано: 2010-06-03

Митрополит Винницкий и Могилев-Подольский Макарий (Свистун)— В наши дни на Западной Украине мы можем встретить большое число членов Украинской Греко-Католической Церкви. До Брестской унии 1596 года этой ветви христианства не существовало, но прошло несколько столетий и видно, что уния продолжает жить. Кто они, украинские униаты, сейчас: больше католики или православные?

— По менталитету — они больше католики, чем православные. Но они сохраняют внешние обряды Православной Церкви, это вошло в их бытие и сохраняется на протяжении более трехсот лет. Они привыкли к этому и не хотят внешних изменений. Однако мы видим, что все равно они постепенно меняются. Например, при строительстве новых храмов мы видим, что у них иногда исчезает иконостас, и они служат как католики: лицом к народу. Это показывает, что Католическая Церковь оказывает на них колоссальное влияние.

— А с точки зрения вероучения?

— Догматическое богословие показывает, что они отошли от православия. Они принимают те догматы, которые мы не признаем, которые приняла Католическая Церковь. Это догмат о Непорочном Зачатии Девы Марии, Filioque и тому подобное.

— У греко-католиков большое количество богослужебных книг, текстов молитв, переведенных с церковно-славянского языка, взятых из православных часословов, молитвенников. Как соединяется славянское наследие с католическим вероучением?

— Это они воспринимают и как наследие прошлого и как то, чего они должны держаться, чтобы было различие между католичеством и униатством. Этим они пытаются доказать, что они истинно православные, а это, в свою очередь, вызывают симпатию у населения Западной Украины.

— А почему уния, заключенная в Бресте, на территории современной Беларуси, прижилась в основном только среди украинцев?

— Это зависело от исторических обстоятельств. Украина была длительный срок под властью Польши и Австрии, и это оказало влияние.

— Что можно сказать о рядовых прихожанах греко-католических приходов?

— Я был епископом в Ивано-Франковске, в той среде, почти восемь лет, потому знаком с жизнью и бытом униатов. Благодаря тому, что священник исторически имел большое влияние на Западной Украине, местные жители поддались значительному влиянию Церкви. Например, отрадно то, что каждый прихожанин в день ангела идет в храм на литургию и причащается. Они помнят именины и своих родителей. Заказывают в эти дни литургию за родителей. Что касается отношения к Церкви, то они считают обязательным соблюдение воскресных и праздничных дней. Поэтому у них в эти дни множество людей в храме. У нас порой совершенно другое отношение к праздникам. Униаты никогда не пойдут работать на поле в воскресенье. У нас же порой в воскресенье людей в сельских храмах очень мало.

Однажды, когда я служил литургию в Козлицах, меня встречали на коленях, а была зима и лежал снег. Этот пример говорит о том, какое глубокое уважение они испытывают к духовенству. Ни одного события в жизни униата не происходит без участия священника. У нас зачастую нет такого уважения к священнику.

— Что из положительного можно перенять православным?

—То, что священник должен быть вхож в каждую семью. Не бегать за деньгами, исполняя требы, не просто видеть своих прихожан в воскресенье на службе, а посещать больных, идти домой или в больницу, молиться за них. Умер прихожанин — священник должен посетить семью и утешить всех ее членов. Случилось что-то еще — идти к своим пасомым и быть рядом.

— Какое отношение римо-католиков к греко-католикам?

— В Риме, когда мы там бываем, видно, что римо-католики лучше относятся к нам, чем к греко-католикам. Насколько мне известно, папа не дает добро на существование униатского патриархата на Украине. Он хочет сохранить добрые отношения с Русской Церковью, так как влияние русского православия ощутимо.

— Может ли Греко-Католическая Церковь стать национальной для всей Украины?

— Не думаю. Там где укоренено православие, там будет развиваться Православная Церковь. Униаты, скорее, останутся отличительной чертой Западной Украины. И благодаря тому, что велась неумная политика по закрытию всех униатских храмов в начале второй половины ХХ века, уже в 1980-х годах произошел взрыв активности униатов. Если бы оставалось везде хотя бы по одному униатскому храму, взрыва бы никакого не было. Сами виноваты. Конечно, это была в первую очередь государственная политика, а не церковная. На протяжении десятилетий униаты верили в свою идею. И хотя у них не было своих храмов, когда не было рядом православного священника, они поминали папу Римского.

— Нужно ли в какой-то форме бороться с униатством на Украине?

— Нужна не борьба, а жизнь по заповедям Христовым. Нужно, чтобы верующий был христианином, каким Христос хотел видеть каждого человека, чтобы заповеди стали реальностью нашей жизни: любовь по отношению к другому человеку стала любовью, милосердие — милосердием, а жертвенность — жертвенностью. Мы, христиане, должны быть «руками Христа», делать то, что делал Христос: и исцелять, и милосердие проявлять, и жертвенность, и любовь. Если мы будем жить по-христиански, возможно униаты присоединятся к православным. А если не будем жить по христиански — будем терять с каждым днем и своих.

В России Православная Церковь почему сильна? Она имеет поддержку государства. Православная Церковь слаба, когда нет государственной поддержки. Это беда императорского Константинополя. А католичество привыкло опираться не на империю, а на свои силы.

Когда мы сталкиваемся с униатами, не нужно проявлять недружелюбие. Нужно проявлять глубокое сочувствие к ним как к людям, которые не понимают своих ошибок, и стараться помочь им их исправить. Я имею в виду догмат о непогрешимости папы, который не признавали Вселенские соборы. Мы должны показать, что держимся тех догматов, которые были с первых веков христианства и до сих пор. Новые догматы без согласия всей Церкви мы принять не можем.

— Что, на Ваш взгляд, может быть улучшено в жизни православия на Украине?

— Изменения должны быть, прежде всего, в епископате и в духовенстве. Нужно, чтобы епископы не тратили средства на дорогие облачения и не старались казаться лучше друг перед другом. Даже могущественная Католическая Церковь, которая имеет миллиарды долларов дохода, перешла на недорогие льняные облачения. А еще нужно помнить о лучших традициях прошлой, императорской, России. Народ все подмечает, он не глупый. То, что мы ездим на дорогих машинах, когда пенсионеры получают мизерное пособие, — недопустимо.

Беседовал Иван Пиковский

http://www.pravoslavie.ru/guest/4699.htm
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© LogoSlovo.ru 2000 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites